Рубрики Приложения О журнале Главная Разделы Фото Контакты
Архив номеров
Наши партнеры
 

ПРОЗРЕНИЕ УКРАИНСКОГО НОСТРАДАМУСА


       

СРАЖЕНИЕ, ОПИСАННОЕ В ПЬЕСЕ ОДНОГО ИЗ ЛЮБИМЫХ ДРАМАТУРГОВ СТАЛИНА, СОСТОЯЛОСЬ В РЕАЛЬНОСТИ ДВА ГОДА СПУСТЯ ПОСЛЕ ТОГО, КАК БЫЛО РАЗЫГРАНО НА СЦЕНЕ
СРАЖЕНИЕ, ОПИСАННОЕ В ПЬЕСЕ ОДНОГО ИЗ ЛЮБИМЫХ ДРАМАТУРГОВ СТАЛИНА, СОСТОЯЛОСЬ В РЕАЛЬНОСТИ ДВА ГОДА СПУСТЯ ПОСЛЕ ТОГО, КАК БЫЛО РАЗЫГРАНО НА СЦЕНЕ

Сила искусства

Сейчас имя украинского писателя Александра Корнейчука забыто, но ещё живы люди, помнящие, сколько шума наделала его пьеса «Фронт». Конфликт «прогрессивного» подчинённого с «отсталым» начальником, которого в финале смещают распоряжением самого высокого начальства, сидящего за кремлёвскими стенами, уже тогда набил оскомину. Только на дворе стоял август 1942 года, и герои спорили не о внедрении передовых технологий на чесально-мотальной фабрике, а о плане разгрома рвущихся в глубь страны немцев, и неудивительно, что некоторые полководцы узнали себя в самодурствующем герое Гражданской войны командующем фронтом Горлове.

«Фронт» был напечатан в «Правде» с 24 по 27 августа 1942 года и, следовательно, был санкционирован на самом высшем уровне — и все же обиженные военачальники потребовали запретить постановку.

Но Сталин, который ещё до публикации лично внёс в текст поправки, велел ставить «Фронт» во всех театрах, а критикам в папахах с издёвкой заметил: «Воюйте лучше, тогда не будет таких пьес!».

На драму обратило внимание и ведомство Геббельса. Её переделанный вариант неоднократно ставился на оккупированной территории под названием «Вот так они воюют».

О «Фронте» много спорили, но саму операцию, которую планировали её герои — мыслящий категориями Гражданской войны командующий фронтом Горлов и его строптивый подчинённый командарм Огнев, — никто не рассматривал. Между тем Корнейчук описывал сражение, которое случилось в реальности, но через два с лишним года после того, как текст пьесы появился на страницах «Правды». И это не нарочито туманные предсказания какого-нибудь Нострадамуса! Операция описана подробнейшим образом с множеством деталей, и отличается от произошедшей два года спустя лишь меньшим масштабом.

Без суфлёра!

«С севера на подступах к укреплениям станции Колокол командующий армией Огнев оставляет заслон, а сам с приданной ему кавалерией взламывает оборону у села Александровка и движется к местечку Вороньи Плоты, — излагает начальник штаба фронта план наступления. — Южнее станции Колокол делает прорыв танковый корпус с приданной ему десантной группой автоматчиков… Немцы, чтобы не попасть в полное окружение, должны будут оставить станцию и двинуться по единственной свободной дороге, но эту дорогу легко пересечь Огневу из Вороньих Плотов. Остаётся один путь отступления — по сугробам, без дорог, бросив всю технику. Тогда вступит в свои права кавгруппа».

Командарм резонно возражает, что у немцев не 50, как предполагалось, а все три сотни танков, часть которых сможет отразить наступление танкового корпуса, а остальные отрежут и разгромят его войска. Так и происходит — прорвавшись к Вороньим Плотам, армия и кавалерийская группа сами попадают в окружение… До этого момента можно было предположить, что Корнейчук списывает ситуацию с разгрома Советских войск под Харьковом в мае 1942 года, который он наблюдал, служа в политуправлении Юго-Западного фронта, однако события в пьесе разворачиваются по-другому.

«Мы оставляем в местечке два полка, все пушечки, что потяжелее, четыре эскадрона конницы для виду, — импровизирует Огнев. — Пожалуйте, фашисты! Армия сидит и ждёт ваших клещей… А мы с конниками рванём, что есть духу, в задние ворота Колокола. Когда же займём, ихним таночкам придётся обратно двигаться быстренько… но уже поздно. Склады с бензином, снарядами, питанием всех родов — в наших руках».

Импровизация срабатывает, победителя назначают командующим фронтом. А через два года случилось удивительное!

С 6 по 28 октября 1944 года командующий 2-м Украинским фронтом маршал Малиновский и возглавивший группу армий «Юг» генерал Фриснер перенесли драму с театральных подмостков на равнину между старинными венгерскими городами Дебрецен и Надьварад (ныне румынский Орадя).

Как и в пьесе, вражескую группировку, имевшую дивизиям 53-й армии и прорвавшейся к Дебрецену конно-механизированной группе генерала Плиева, перерезали их коммуникации, но нарвались на указанный в спектакле ответ. Главные силы конномеханизированной группы не стали прорываться назад, а ударили с тыла по Надьвараду, и вражеский фронт рухнул.

Александр Евдокимович Корнейчук, 1905–1972.

Смотрел ли кто-то из участников операции драму Корнейчука, неизвестно, но разыграли они её блестяще и без всякого суфлёра.

Феномен загадочного прозрения сталинского фаворита так и остался неразгаданным. Однако известно, что в 1944 году Александр Евдокимович Корнейчук выдвигал проект преобразования СССР и занятых советской армией восточноевропейских стран в славянскую федерацию, а под конец жизни серьёзно работал над пьесой, где сатира на впадающую в застойную спячку власть сочеталась с библейскими мотивами.

Есть версия, что всю жизнь успешно изображавший простоватого хохла писатель предчувствовал и отслеживал процессы, результатом которых в 1949 году стало Ленинградское дело, а в 1991-м — Беловежское соглашение. Но это уже тема отдельного исследования.

Юрий НЕРСЕСОВ

Обсуждение Еще не было обсуждений.

 
Поиск
Карта сайта
Написать админу